Меню

Миллионер который чистил обувь

Миллионер и чистильщик обуви

В то сентябрьское утро 1929 года финансист и миллионер Джозеф Патрик Кеннеди следуя своей многолетней привычке купил утренний выпуск «Нью Йорк Таймс» и присел почистить обувь на углу Уолл-стрит. Новые ботинки, сшитые на заказ, не нуждались в чистке, но известный финансист не стал изменять устоявшейся привычке и на этот раз. Перед тем как подняться в свой кабинет он любил послушать «истории из народа», а заодно и просмотреть утренние газеты.

Пожилой чистильщик Альфонсо, скучавший до этого без работы, обрадовавшись своему постоянному клиенту, виртуозно словно фокусник, начал доставать из небольшой коробки различные щетки и кремы для обуви. Он привычно вставил защитные картонки по бокам ботинок, защищавшие брюки и носки клиента от случайного попадания ваксы, и принялся за работу. Кеннеди тем временем погрузился в изучение последних биржевых новостей.

— Мистер Кеннеди извините, что отвлекаю вас, разрешите задать вам вопрос? – через какое-то время спросил старик, в смущении опуская глаза.

— Да, Альфонсо, конечно, спрашивай, — ответил финансист, перелистывая газету.

— Я думаю,лучше вас никто на всем Уолл-стрит это не может знать, — начал старик слегка запинаясь.

— Я слушаю, Альфонсо, — Кеннеди приободрил старика, пропустив маленькую лесть мимо ушей.

— У нас с женой есть небольшие накопления и мы думали как бы их сохранить, а еще лучше приумножить, — уже смелее продолжил Альфонсо, — так вот все знакомые советуют нам купить акции железнодорожной компании «Чикаго ривер стайл». Люди говорят, что эта компания сейчас на подъеме и к концу года ожидают хороших дивидендов с их акций. Вы как человек, добившийся таких высот на фондовом рынке, чтобы нам с женой посоветовали?

Джозеф Кеннеди отложил газету и внимательно посмотрел на чистильщика обуви. Старик озадачил его своим вопросом. Вернее озадачил не сам вопрос, а тот кто его задал. Пару минут он задумчиво рассматривал мозолистые руки Альфонсо. Крупные пальцы с глубоко въевшимся в кожу гуталином крепко сжимали две щётки. Обычно поразительно быстро порхавшие вокруг обуви руки чистильщика сейчас замерли, будто в ожидании новой команды. И в этой несвойственной им паузе, поддавшись волнению чистильщика, они пытались сжать, отполированные ваксой и шершавыми ладонями, деревянные основания щёток, словно те были резиновые.

— Друг мой Альфонсо, — наконец начал Кеннеди, — компания которую ты назвал действительно успешно развивается и её акции вполне могут принести хорошие дивиденды. Но фондовый рынок сейчас как никогда волатилен, да и вообще этот рынок очень непредсказуемая субстанция. И в такой ситуации можно с одинаковой вероятностью как заработать, так и потерять деньги. Поэтому я бы посоветовал вам с женой не вкладывать все свои сбережения, а ограничиться только их частью.

Через десять минут поднявшись в офис, Кеннеди первым делом вызвал своего помощника.

— Майкл, у нас есть акции «Чикаго ривер стайл?

— Да, сэр. Они сейчас на подъеме. В ближайшие недели ожидаем рост где-то порядка 5-7%.

— Продавайте! Сейчас же!

— Все! И еще… – Джозеф Кеннеди в задумчивости снял очки и принялся их протирать. Надев их, он взглянул на пребывающего в недоумении помощника и продолжил, – Майкл дай команду брокерам продавать всё. Все акции, которые у нас есть. Не устраивая паники на бирже нужно в течение недели аккуратно избавиться от всех акций. Ты понял меня, Майкл?

— Да..а, сэр. – заикаясь проговорил Майкл. Он стоял с широко раскрытыми глазами в полном замешательстве, – Что то случилось босс?

— Да, Майкл, случилось.- Джозеф Патрик Кеннеди задумчиво смотрел в окно, где по синей глади бухты Аппер-Нью-Йорк-Бей безмятежно проплывал прогулочный катер. Затем словно очнувшись, от тяжёлых мыслей, посмотрел на Майкла и произнёс, – Запомни, Майкл. Когда на фондовый рынок приходят чистильщики обуви, нам там делать нечего.

Читайте также:  Чем отмыть пластиковую хлебницу

Через неделю Промышленный индекс Доу-Джонса достигнув максимума начал стремительное падение. 24 октября 1929 года, позднее прозванный «черным четвергом», было продано более 12 миллионов акций. Потери фондового рынка в этот день составили 9 миллиардов долларов. Вслед за этим началось обвальное падение цен акций, которое приняло катастрофические размеры в последующие дни.

Источник

Момент Джозефа Кеннеди или история о чистильщике обуви

Находясь в Германии, Чарльз Митчелл, председатель Национального Сити Банка Нью-Йорка, сообщил своим акционерам следующее: «Положение в промышленности Соединенных Штатов абсолютно надежно, и ситуация с кредитованием никак не критическая… Всеобщий интерес к брокерским займам всегда преувеличен… В целом, биржа находится сейчас в здоровом состоянии. За последние шесть недель, благодаря снижению цен, продано значительное количество товаров… Мне неизвестно о каких-либо неполадках на фондовой бирже или с основным бизнесом и кредитной структурой». На календаре стояла дата 20 октября 1929 года, воскресенье.

28 октября того же года в понедельник Джозеф Патрик Кеннеди, отец будущего президента США Джона Кеннеди, продал все свои биржевые активы. Считается, что Старина Джо, как между собой коллеги называли Кеннеди-старшего, настолько удачно вышел из игры, что в трейдинге даже появился термин Joseph Kennedy Moment – нереально удачное закрытие ставок. Что заставило Кеннеди поступить так? Анализ рынка? Обзор прессы или результаты социологического опроса?

Time Magazine приводит вполне обоснованную версию: «Старина Джо преуспел на Рынке Большого Быка (Great Bull Market, то есть грандиозный обвал рынка акций в 1929 — прим. автора) и отлично пережил крах, поскольку он обладал страстью к фактам, не полагался на чувства и тонко чувствовал тайминг (одним слово перевести слово timing достаточно трудно — имеется в виду «знал, когда войти в рынок и когда выйти)». Просто и ясно: анализируйте факты, не девайте волю эмоциям, тщательно рассчитывайте продолжительность и динамику сделок — вот вам факторы успеха. У нас нет причин не доверять Time, но для объективности стоит упомянуть одну легенду, весьма необычно трактующую поспешность Старины Джо в выводе своих активов с рынков.

Биржевые легенды о чистильщике обуви

Утром 21 октября Джозеф Кеннеди, идя на работу, остановился, чтобы почистить ботинки и подозвал чистильщика обуви. Шустрый мальчуган ловко принялся начищать ботинки миллионера.

— Мистер, а вы понимаете в биржевой игре? — невзначай спросил мальчик.
— Пожалуй, да, — улыбнулся Старина Джо.
— У меня есть несколько акций железнодорожных компаний. Что посоветуете с ними делать?
— У тебя есть акции? — удивился Кеннеди.
— Да. Отец купил сотню, а я выкупил десяток. Как ими лучше распорядиться.

Поборов замешательство, Кеннеди посоветовал… Впрочем, его совет от нас скрыт, но для нас важнее другое: невольный совет закончить игру трейдер получил от мальчика, чистившего ему туфли. Изумление Кеннеди от того, что чистильщик обуви является акционером, легко понять — в 20-е годы прошлого века биржа считалась привилегией богатых и могущественных людей. Когда Кеннеди понял, что акции появились даже у уличных мальчишек, он понял — грядет нечто ужасное. Красивая легенда.

Вот еще одна. Мультимиллионер Джон Морган тоже за несколько часов до очередного биржевого кризиса сбросил акции компаний-аутсайдеров. Моргана обвинили в манипулировании рынком. «Как вы догадались, от каких активов надо избавляться?» — спрашивали его. «Какие манипуляции? Что за чушь вы несете! — возмущался банкир. — Просто каждое утро я чищу ботинки у одного и того же мальчишки. Накануне он похвастался, что прикупил по сходной цене акции железнодорожных компаний. Вот тут-то я понял, что, раз на биржу приходят чистильщики, ловить там нечего и пора выводить капитал».

Читайте также:  Как стирать цветные вещи вручную

Сравните два предыдущих параграфа. Они очень похоже, не правда ли? Только имена отличаются. Удивительно? Давайте отбросим эмоции и подключим логику. Мальчишка-чистильщик — это собирательный образ наиболее бедных слоев населения. Когда два знатока рынка поняли, что акции продаются по ценам, доступным даже этому социальному классу, оба поняли — рынок собрал все деньги, которые только мог. Значит, пузырь раздулся до максимального размера и если лопнет не сегодня, то завтра.

Присутствие чистильщиков в истории успеха не выглядит случайным. К

создании Великого Быка, который и обвалит рынок.

Против теории заговора тоже хватает доказательств. Во-первых, Кеннеди был одним из тех, кто остановил панику на бирже. Во-вторых, Джон Морган зависел от стабильности экономики, как никто другой. Оперируя миллиардными транзакциями, Морган владел смехотворным состоянием — всего лишь 80 миллионов долларов. После его смерти друг-соперник Ротшильд изумленно воскликнул: «Так он совсем не богат!». Вряд ли Моргану так уж хотелось уничтожить источник собственного благополучия.

Внимание к деталям и умение получать информацию из неожиданных источников сослужили хорошую службу Джозефу Патрику Кеннеди, но использовать ее он смог благодаря качествам, приписываемым ему журналом Time. С тех пор многое изменилось — на валютном рынке играют люди разного статуса и достатка. Вот только чистильщиков обуви становится все меньше — их заменяют автоматы. Кто подскажет новому Кеннеди, когда наступил его момент?

Источник

Момент Джозефа Кеннеди или история о чистильщике обуви

Внимание к мелочам — привычка богатых и успешных людей. На биржах до сих пор ходят легенды о том, как чистка обуви уберегла Кеннеди и Моргана от краха.

Находясь в Германии, Чарльз Митчелл, председатель Национального Сити Банка Нью-Йорка, сообщил своим акционерам следующее: «Положение в промышленности Соединенных Штатов абсолютно надежно, и ситуация с кредитованием никак не критическая… Всеобщий интерес к брокерским займам всегда преувеличен… В целом, биржа находится сейчас в здоровом состоянии. За последние шесть недель, благодаря снижению цен, продано значительное количество товаров… Мне неизвестно о каких-либо неполадках на фондовой бирже или с основным бизнесом и кредитной структурой». На календаре стояла дата 20 октября 1929 года, воскресенье.

Нужный момент выйти из сделок

28 октября того же года в понедельник Джозеф Патрик Кеннеди, отец будущего президента США Джона Кеннеди, продал все свои биржевые активы. Считается, что Старина Джо, как между собой коллеги называли Кеннеди старшего, настолько удачно вышел из игры, что в трейдинге даже появился термин Joseph Kennedy Moment – нереально удачное закрытие сделок. Что заставило Кеннеди поступить так? Анализ рынка? Обзор прессы или результаты социологического опроса?

Time Magazine приводит вполне обоснованную версию: «Старина Джо преуспел на Рынке Большого Быка (Great Bull Market, то есть грандиозный обвал рынка акций в 1929 — прим. автора) и отлично пережил крах, поскольку он обладал страстью к фактам, не полагался на чувства и тонко чувствовал тайминг (одним слово перевести слово timing достаточно трудно — имеется в виду «знал, когда войти в рынок и когда выйти)».

Просто и ясно: анализируйте факты, не девайте волю эмоциям, тщательно рассчитывайте продолжительность и динамику сделок — вот вам факторы успеха.

У нас нет причин не доверять Time, но для объективности стоит упомянуть одну легенду, весьма необычно трактующую поспешность Старины Джо в выводе своих активов с рынков.

Читайте также:  Как вывести ручку с флизелиновых обоев

Биржевые легенды о чистильщике обуви

Утром 21 октября Джозеф Кеннеди, идя на работу, остановился, чтобы почистить ботинки и подозвал чистильщика обуви. Шустрый мальчуган ловко принялся начищать ботинки миллионера.

— Мистер, а вы понимаете в биржевой игре? — невзначай спросил мальчик.
— Пожалуй, да, — улыбнулся Старина Джо.
— У меня есть несколько акций железнодорожных компаний. Что посоветуете с ними делать?
— У тебя есть акции? — удивился Кеннеди.
— Да. Отец купил сотню, а я выкупил десяток. Как ими лучше распорядиться.

Поборов замешательство, Кеннеди посоветовал… Впрочем, его совет от нас скрыт, но для нас важнее другое: невольный совет закончить игру трейдер получил от мальчика, чистившего ему туфли. Изумление Кеннеди от того, что чистильщик обуви является акционером, легко понять — в 20-е годы прошлого века биржа считалась привилегией богатых и могущественных людей. Когда Кеннеди понял, что акции появились даже у уличных мальчишек, он понял — грядет нечто ужасное. Красивая легенда.

Когда на биржу приходят чистильщики

Вот еще одна. Мультимиллионер Джон Морган тоже за несколько часов до очередного биржевого кризиса сбросил акции компаний-аутсайдеров. Моргана обвинили в манипулировании рынком. «Как вы догадались, от каких активов надо избавляться?» — спрашивали его. «Какие манипуляции? Что за чушь вы несете! — возмущался банкир. — Просто каждое утро я чищу ботинки у одного и того же мальчишки. Накануне он похвастался, что прикупил по сходной цене акции железнодорожных компаний. Вот тут-то я понял, что, раз на биржу приходят чистильщики, ловить там нечего и пора выводить капитал».

Сравните два предыдущих параграфа. Они очень похоже, не правда ли? Только имена отличаются. Удивительно? Давайте отбросим эмоции и подключим логику. Мальчишка-чистильщик — это собирательный образ наиболее бедных слоев населения. Когда два знатока рынка поняли, что акции продаются по ценам, доступным даже этому социальному классу, оба поняли — рынок собрал все деньги, которые только мог. Значит, пузырь раздулся до максимального размера и если лопнет не сегодня, то завтра.

Так был ли заговор?

Присутствие чистильщиков в истории успеха не выглядит случайным. К концу 20-х годов на бирже играли все. Одна из газет того времени писала: «Четыре из пяти пассажиров трамвая читают биржевые сводки». Встретить на улице обувного полировщика (shoeshine boy), рассуждающего о динамике акций, не трудно. Был ли заговор магнатов или нет, но Кеннеди и Морган спокойно могли обсуждать свои дела, сидя неподалеку от здания фондовой биржи, пока чистильщики надраивали их штиблеты. На шумной улице можно спокойно договориться о чем угодно, в том числи и о создании Великого Быка, который и обвалит рынок.

Против теории заговора тоже хватает доказательств. Во-первых, Кеннеди был одним из тех, кто остановил панику на бирже. Во-вторых, Джон Морган зависел от стабильности экономики, как никто другой. Оперируя миллиардными транзакциями, Морган владел смехотворным состоянием — всего лишь 80 миллионов долларов. После его смерти друг-соперник Ротшильд изумленно воскликнул: «Так он совсем не богат!». Вряд ли Моргану так уж хотелось уничтожить источник собственного благополучия.

Внимание к деталям и умение получать информацию из неожиданных источников сослужили хорошую службу Джозефу Патрику Кеннеди, но использовать ее он смог благодаря качествам, приписываемым ему журналом Time. С тех пор многое изменилось — на фондовом рынке играют люди разного статуса и достатка. Вот только чистильщиков обуви становится все меньше — их заменяют автоматы. Кто подскажет новому Кеннеди, когда наступил его момент?

Источник